. Партия «Наш Край» как заповедник для «регионалов» | Набат-время знать больше

Партия «Наш Край» как заповедник для «регионалов»

Наиболее яркими доказательствами непривлекательности «совка» для меня являются его пережитки, дожившие до нашей с вами современности. В частности, КПУ. Помню, лет пять назад впервые побывала на съезде местных «коммунистов». Все по-советски чинно, благородно, а как отчетливо прослеживалось нафталиновое веяние! Экс-нардепы Матвеев и Дзарданов по очереди срывали аплодисменты, с нарочитой важностью зачитывая какой-то бред с трибуны… Потом эту же эстафету переняли «регионалы», которые ненавидели многих представителей СМИ, нарушающих спокойствие их «потустороннего мира».

Честно, еще вчера была уверена, что на подобное представление вряд ли когда-нибудь попаду. Ошиблась…

«Анна Николаевна, пойдем скорее, места занять не успеем!», «Проходите, пересаживайтесь на ту сторону, там свободно, не кучкуйтесь сзади!», «А где вы газету взяли? А всем дают?», «А вы сколько человек с собой привели?», «Насколько затянется все это? — Ну, на час где-то. — Ого», «А надо до конца досидеть или после первого выступления можно уйти?»….

Эти и многие другие вещи мне довелось услышать перед собранием городской организации партии «Наш Край», которая переняла все самое «лучшее» от своих «идеологических папередников» — «регионалов», то есть от себя самих.

О важности грядущего мероприятия свидетельствовала суета у входа в ДК «Экватор»: изобилие кандидатов и их групп поддержки, бегающие с листиками организаторы, мужчина с табличкой охрана и внешностью ГАИшника, нарядные женщины с объемными прическами а-ля «гнездо», которые достались нам после перестройки вместе с КПУ и понятием «блат»…

А еще вход «строго по спискам» — еще одна старая и «добрая» традиция, унаследованная со времен «регионов».

— Девушка, вы с кем сюда пришли? — вежливо спросил меня мужчина со списками, невежливо пытаясь не пустить внутрь.
— С фотографом, — отвечаю я.
— Здесь только наша, аккредитованная пресса. Поэтому по закону вам туда нельзя.
— По какому закону? Нет такого закона, — улыбаясь, спрашиваю я.
— Я сейчас приведу юриста и он все вам зачитает. Вы все равно сюда не зайдете, — продолжает вредничать мужчина, прихватывая меня за руку.

И когда невозмутимая я, все же вошла в помещение и приготовилась включать видео, дабы заснять весь этот цирк, хорошо знакомый политик, занимавшийся организацией всего происходящего перфо́рманса, тактично решил уладить почти зародившийся конфликт и тут же внес в списки представителей нашего издания. А потом… и остальных журналистов, которых постигла та же участь.

В зале суета сует… Матерые кандидаты, они же действующие депутаты, держались вместе. И даже не зная в лицо костяк «Нашего Края», из толпы можно было выделить разновозрастных новичков. В их взгляде прослеживалось какое-то торжественное волнение, и вместе с тем явное непониманию того, что вокруг происходит.

Впоследствии некоторым из них даже дали слово. Как готовились! С листика читали речи, показывали слайд-шоу, вспоминали детство и молодость, которые у некоторых пришлись, судя по всему, на 60-е годы прошлого века. Ну что же тут скажешь — «молодые реформаторы». 🙂

Многих очень волновали вопросы будущего молодежи, а так же, как найти верного спутника по жизни, а не брачного афериста в интернете. Вообще, как оказалось, интернет для кого-то из них — до сих пор еще очень страшная непонятная штуковина.

На вопрос о том, зачем же они, «новички», идут на выборы и что, собственно, собираются делать в горсовете, некоторые несли какую-то откровенную ерунду, отрешенную от реальности, примерно следующего характера: «По реке плывет кирпич, деревянный как стекло, ну и пусть себе плывет, нам не нужен пенопласт».

— Кто вам предложил баллотироваться? — беседую с молодым кандидатом в красивой вышитой рубашке.
— Меня порекомендовали…, — со всей серьезностью отвечает возможный депутат.
— Кто?
— Мои друзья.
— У вас влиятельные друзья?
— Ну, как влиятельные… Уважаемые горожане.
— Вы стесняетесь назвать их фамилии?
— Стесняюсь… Нет.
— Они настолько уважаемые, что о них не нужно знать прессе?
— Ну, потом это все перекручивается….

После неудачного и неинтересно общения с «зелеными» кандидатами вижу директора Муниципального коллегиума Сергея Сичко.

— Что вы здесь делаете? — тут же спрашиваю «Горожанина года» 1996.
— Еще не знаю.
— Вы не знаете, чего пришли? Лукавите.
— Знаю, ну чего… — и недоброжелательно смотрит на диктофон в моих руках.
— Вы кандидат?
— Ну, вроде, кандидат… — неуверенно продолжает Сергей Сичко.
— Почему от этой полит силы?
— Ну, во-первых, предложили. Это новая политическая сила, мне импонирует название «Наш Край», потому что в стране так проблем много… Украина действительно начинается с нашего края. […]

Тут, видимо, работа в школе сказывается, потому что вместо конкретных ответов я услышала что-то вроде милого рассказа-рассуждения на тему института семьи, как ячейки общества, свою версию закона о децентрализации и многое другое…

— Вас не смущает, что основная часть кандидатов от этой, как вы говорите, «новой полит силы», это бывшие члены Партии регионов, которая себя уже дискредитировала в глазах избирателей?
— Я понимаю, что есть тут вопрос. Вопрос справедливый… Как тут точно ответить… В данном случае я рассматриваю, если я попадаю в горсовет, что я могу изменить. Наблюдая со стороны, я не могу ничего сделать. А вот когда, я буду депутатом, там, наверное, будет такая группа крепкая и педагогов, и врачей, и культурных работников, бизнесменов, мы сможем что-то сделать.
— И все-таки давайте, по сути.
— Мне с этической точки зрения давать какую-то оценку некорректно. Я беспартийный человек, — поспешил заметить Сичко.
— А вы будете агитировать родителей своих учеников, чтобы они за вас голосовали?
— В каком смысле?
— В прямом.
— Нет, родители, если узнают, они сами сориентируются, я думаю […].

Я сделала вывод, что Сергей Михайлович не был настроен общаться с прессой, но по сравнению даже с действующими депутатами вел себя очень вежливо и терпеливо, хоть и не ответил толком почти ни на один вопрос.

— Вот чем вы отличаетесь от «Оппозиционного блока» и той же «Партии регионов», например? — спросила я одного колоритного экс-регионала, да и, наверное, бывшего коммуниста.
— Вопрос хитрый, я понимаю, к чему вы клоните, — с улыбкой ответил собеседник.
— Вопрос, как вопрос.
— Вы знаете, у меня в голове что-то… Я сейчас ляпну что-то не то, можно, пожалуйста, в другой раз.
— И все-таки?
— Да чем… Названием! — резюмировал он и попросил не называть его фамилии.

Зато его коллега Николай Еропунов оказался смелее и разговорчивее.

— У нас («Наш Край» — прим.) нет политиков, которые в чем-то где-то были замазаны, — почему-то уверен Еропунов.

Собрание началось сразу после появления номера один в списке партии, которого единогласно должны были выдвинуть в кандидаты от «Нашего Края» на пост мэра. Из как всегда тщательно подготовленной речи политика, пожалуй, стоит вынести только несколько тезисов для истории: партия «Наш Край» не имеет первого лица, не имеет вождя и цель ее членов отказаться от политики и, наконец, заняться делом, тем, чем должен заниматься орган местного самоуправления. (Ура!) А еще нас ждет пять лет реформ.

Все шло строго по сценарию. Дали слово и врачу Александру Демьянову, который к своей «лекции» подготовился тщательнее всех. Демьянов так старательно хвалил выдвинутого кандидата в мэры и его команду, что если бы ему доверили мыть окна, они бы точно сверкали. Так что, могу заметить, свое место в списке он бы отработал, если бы баллотировался.

— Сегодня здесь собрались люди труда. Скупые на слова, но щедрые на поступки и свершения. Я стараюсь быть похожим на вас, дорогие друзья, перенять все лучшее и ценное, но свободно жить и работать на благо общество мы сможем только тогда, когда у руля будет стоять человек, знающий дорогу и цель, как капитан, знающий фарватер и причал в порту, — сказал Демьянов, чем сорвал бурные аплодисменты.

Пока моя соседка в ряду, изучив страницу из партийной газеты с гороскопом и кроссвордами, нескромно посапывала, пытаясь увидеть сквозь сон происходящее в зале, начали зачитывать списки кандидатов по округам.

Признаюсь, даже к концу мероприятия, увидев всю «совковость» и архаизм происходящего, я не могла и предположить формат, в котором будут объявлять этих людей. Могу поспорить, что пока ведущим озвучивались никому не интересные достижения таких заслуженных и перезаслуженных кандидатов в депутаты, в зале выспалась еще не одна бабушка. Кто-то когда-то стал Человеком года, кто-то выиграл какой-то конкурс, кто-то просто хороший человек, а кто-то не такой титулованный случайно попал на какой-то форум, и об этом тоже не забыли сказать.

Ах да, в перерывах между речами важных делегатов присутствующим демонстрировали партийные промо ролики, чем-то похожие на видео работы «Оппозиционного блока», но как-то более осторожно критикующие власть. Но стоит называть вещи своими именами — зачем же откровенно пропрезидентский проект гримировать под самостоятельную и свободную от политики и лидера (!) партию? Еще и так неграмотно.

Здесь могу передать «привет» технологам партии, которые сосватали руководителем городского штаба этого «заповедника бывших регионалов» бывшего «помаранчевого» вице-губернатора Карцева. За последние годы он успел побывать в списке «Партии пенсионеров», приложить руку на начальном этапе к некогда перспективному проекту Яценюка — «Фронту змін», побывать «главным в области» в партии «Справедливость» и безуспешно сводить за мечтой женщину у которой «Є мрія» — Наталью Королевскую.

По центру — руководитель штаба НК в городе Николаеве

Что же, «Наш край» это, похоже, тоже чья-то мечта — мечта о воссоздании параллельной реальности в стране, которая стремиться «жити по-новому»…

Закончилось все так же стремительно, как и началось. Присутствующие двинулись к выходу, уже по дороге с чем-то поздравляя друг друга. С чем именно, я так и не смогла понять.

Вышли… Окинула я взглядом еще раз «молодую» команду реформаторов… А ведь большинство уже откровенно люди преклонного возраста, свято верующие в то, что еще есть порох в пороховницах и опыт победит молодость.

— А уже не пишет (диктофон — прим.)? — спрашивает меня один из экс-регионалов.
— Нет, — отвечаю.
— Я вообще еще не решил, пойду или нет на выборы, — сказал мой собеседник.
— Так вас же только что озвучили в списке…
— Та, — отмахнулся он. — Это все ерунда.

Действительно, в силу того, что избирательная кампания короткая и большинство просто не понимает, за что им бороться (ведь даже получив победу на округе, можно остаться ни с чем), да и два года в совете — не очень привлекательно на фоне общих затрат, многие кандидаты хотят просто тихонько отбыть эту кампанию. Мол, не прошел, и шеф вроде как не обидится, и вроде как «ребята, я же с вами, но не получилось… бывает…».

Итак, я не могу назвать партию «Наш край» «КРАХОМ», как ее уже многие нарекли. Скорее, это такой себе «заповедник для бывших регионалов» и людей с ментальностью близкой к адептам КПУ, получивший благословение президента. Но вот вопрос — зачем создавать этот самый заповедник для индивидуумов из прошлого, если мы стремимся в другое, светлое будущее?

Или, все таки, back to the bygone?

Источник

На ту же тему
Набат-время знать больше © 2018 ·   Войти   · Наверх